Российские экспортеры готовятся торговать по нормам шариата

Категории Новости, Новости РФОпубликовано

Россия планирует со следующего года развивать в стране исламский банкинг. В Госдуму был внесен соответствующий законопроект, который оговаривает введение экспериментального правового режима по партнерскому финансированию в четырех субъектах РФ. В случае его утверждения эксперимент стартует с 1 февраля сроком на два года. Эксперты считают, что исламский банкинг может быть востребованным. Шариат запрещает ростовщичество и традиционный банковский процент. Поэтому в исламских банках ссуды предоставляются на альтернативных условиях – в том числе за право участия в прибылях. Российские исламские банки могут заинтересовать азиатских и ближневосточных предпринимателей.

В Госдуму внесен законопроект о проведении с 1 февраля 2023 года двухлетнего эксперимента по внедрению исламского банкинга на территории Дагестана, Чечни, Башкортостана и Татарстана. Отмечается, что территория проведения эксперимента и его срок могут быть увеличены правительством РФ по согласованию с ЦБ. В законопроекте эксперимент носит название «экспериментальный правовой режим осуществления деятельности по партнерскому финансированию». Реестр участников экспериментального правового режима будет вести ЦБ.

При этом чиновники подчеркивают: для всех регионов России исламский банкинг пока не подходит. «Партнерское финансирование для кого-то будет совершенно новой сущностью, совершенно новым понятием, и многие совершенно не будут понимать, о чем идет речь, как это будет работать. И действительно, может появиться мнение, что нужно поменять огромное количество законодательных актов, чтобы это заработало. Но в некоторых субъектах, где соответствующее вероисповедание, где большее количество населения исповедует ислам, эта конструкция будет более понятна, мне кажется», – сказал директор департамента финансовой политики Минфина РФ Иван Чебесков на Международном банковском форуме в Казани. Он также добавил, что именно поэтому в России следует не менять все законодательство в целом, чтобы внедрять исламский банкинг, а проводить работу в рамках определенных экспериментов в отдельных субъектах.

В самих экспериментальных регионах надеются, что новшество позволит нарастить кредитование населения. «В Ингушетии самый низкий процент кредитования населения – в 2022 году прирост задолженности на одного жителя составил менее 10 тыс. руб. И одна из причин сложившейся ситуации – это банковские процентные ставки на займы и другая деятельность, которые в исламе запрещены», – указал глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов. По его мнению, параллельное использование банками модели исламского банкинга существенно изменит текущую ситуацию в регионе, где основное население исповедует мусульманскую религию.

Парламентарии, продвигающие законопроект, надеются, что помогут нарастить инвестиции со странами, где исповедуют ислам, и активно использующими нормы исламского банкинга. «Тема привлечения средств из азиатских стран стоит на повестке, из арабских стран, из Малайзии, Индонезии – они тоже, кстати, проявляют внимание к этому закону, и я с ними активно взаимодействовал», – сообщал в июле глава думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. В мае прошлого года сообщалось о создании при комитете Госдумы по финансовому рынку рабочей группы по исламским финансам, которая должна была представить точечные изменения в законы для того, чтобы простимулировать приток финансов из ОАЭ и других исламских стран.

Исламский банкинг как таковой содержит ряд запретов и ограничений. В первую очередь он содержит запрет на выплату процентов, на спекулятивные сделки, на сделки с условиями неопределенности. То есть стандартная выдача кредита под процент по исламскому банкингу запрещена, фьючерсные контракты по нему также невозможны. Важное условие финансовых сделок – они проводятся только с реальными активами.

В результате выдача ссуды по исламскому банкингу возможна, но не под процент, а с наценкой и рассрочкой выплаты. Ипотечный кредит также возможен, но есть ряд отличий. Исламская ипотека может быть оформлена в виде аренды с последующим выкупом. В этом случае арендная плата пересматривается ежегодно в соответствии с рынком. Другой вариант – недвижимость покупает кредитор и затем перепродает клиенту с наценкой и долями. Такая перепродажа с наценкой по нормам шариата не запрещена.

Исламский банкинг содержит также запрет на финансирование определенных секторов экономики: игорный бизнес, производство свинины, алкогольной продукции. Кроме того, банки и финансовые организации, работающие в такой системе, делят и риски, и прибыль с клиентом. Самые распространенные операции в исламском банкинге – рассрочка, лизинг, долевое финансирование.

Новый законопроект подробно расписывает допустимые в рамках эксперимента операции. Так, участники нового режима вправе предоставлять денежные займы юридическим и физическим лицам без взимания вознаграждения в виде процентов; финансировать физические и юридические лица путем заключения договоров купли-продажи (в том числе недвижимого имущества) с условием о рассрочке.

Участник эксперимента не вправе взимать вознаграждение в виде ссудного процента, финансировать деятельность, связанную с производством или торговлей табачной, алкогольной продукцией, оружием и боеприпасами, игорным бизнесом.

Получить статус участника экспериментального правового режима будет вправе кредитная организация и некредитная финансовая организация (НФО). Последняя может быть зарегистрирована в форме потребительского общества, фонда, автономной некоммерческой организации, хозяйственного общества или товарищества. Оговаривается также минимальный размер капитала участника эксперимента. Так, для участника, который не является кредитной организацией, некредитной финансовой организацией, необходимый размер капитала устанавливается в 10 млн руб. с 1 января 2023 года; с 1 января 2024-го – 25 млн руб. В случае продления срока эксперимента – на уровне 40 млн руб. с 1 января 2025 года, а с 1 января 2027-го – 70 млн руб.

Уточнение про НФО, вероятно, необходимо потому, что действующая в РФ банковская система несколько противоречит нормам исламского банкинга. В частности, кредитные учреждения по закону не имеют права проводить торговые операции. А разделение рисков не отвечает нормативам Центробанка. Чтобы не нарушать банковское законодательство, заниматься данными операциями должны специально созданные структуры. При этом не исключается, что для этих целей банки смогут создавать дочерние предприятия.

Некоторые зачатки исламского банкинга в РФ есть и сейчас. По оценкам, в России работает около 10 исламских финансовых организаций. Самые известные: финансовый дом «Масраф» в Махачкале, Фонд имени Шейха Зайеда в Грозном, финансовый дом «Амаль» и Евразийская лизинговая компания в Казани. В первую очередь они предлагают клиентам стать инвесторами с различными долями в проектах, купить товар в рассрочку.

Некоторые российские банки также запускали элементы исламского банкинга. Банк «АК Барс» предлагал клиентам исламскую ипотеку на вторичное жилье. Сбербанк запускал такие продукты, как халяльные инвестиционные инструменты, торговое финансирование, банковская гарантия.

Эксперты считают, что новшество будет востребовано. «В России проживают 20–25 млн мусульман с учетом трудовых мигрантов. В Чечне и Дагестане процент мусульман превышает 90% населения. Поэтому спрос на исламские финансы значительный», – говорит доцент РЭУ им. Плеханова Ильяс Зарипов. Он полагает, что в качестве активов могут быть привлечены средства населения, не задействованные ранее в экономическом обороте, а также долгосрочные финансовые ресурсы инвесторов из стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. «Именно в этих странах наблюдается избыточная ликвидность, и они готовы вкладывать свои средства в российские проекты по исламским принципам при условии наличия соответствующего законодательства, защиты прав иностранных инвесторов, наличия исламской финансовой инфраструктуры и поддержки со стороны государства», – рассуждает экономист.

Эксперты солидарны: для РФ интерес к исламскому банкингу связан в первую очередь с попыткой привлечь инвестиции из мусульманских стран, где такой тип финансовых отношений развит.

«Исламский банкинг может работать в любых сферах, начиная от сырьевой добычи и заканчивая производством. Такая система распространена в Иране, Пакистане, ОАЭ и ряде других стран. Поскольку Россия сейчас усиливает сотрудничество по новым международным направлениям, в том числе со странами, где традиционно сильны позиции ислама, легализация исламского банкинга будет способствовать сближению с этими партнерами», – рассуждает профессор РАНХиГС Юрий Юденков.
Ряд стран хотели бы вложиться в российский бизнес, но не могут из-за отсутствия условий, позволяющих сделать это по религиозным канонам, считает специалист маркетплейса «Финмир» Георгий Свирин. «Речь идет об Иране, Малайзии, Ираке, Индонезии, отчасти о странах Аравийского полуострова», – перечисляет он. Эксперт полагает, что подобное партнерское финансирование позволило бы привлечь мусульманские инвестиции в такие регионы, как Чечня и Дагестан. «Это развивающиеся туристические кластеры, инвестирование в которые даст очень серьезную прибыль. В итоге регионы получат инвестиции, рабочие места и рост зарплат, а жители – дополнительные варианты для получения займов», – замечает он.

«Потенциальная клиентская база – это в первую очередь арабские страны – ОАЭ, Саудовская Аравия, а кроме того, Индонезия, Малайзия. Потенциальная база активов из этих стран может достигать сотен миллионов и даже миллиардов долларов», – говорит аналитик Freedom Finance Global Владимир Чернов, но при этом сомневается, что такой объем средств будет привлечен.

Тем не менее в 2022 году объем исламских финансовых услуг в мире, по прогнозам, приблизится к 3 трлн долл., в то время как в 2013 году объем исламских активов составлял в мире чуть более 1,5 трлн долл., замечает доцент департамента банковского дела и монетарного регулирования Финансового университета Светлана Зубкова. К 2024 году объем исламских финуслуг должен вырасти до 3,7 трлн долл. Многие западные страны уже давно и активно развивают партнерское финансирование. «Россия в этой связи существенно отстает от общих мировых тенденций», – отмечает экономист.

По мнению управляющего партнера GidPrava Consulting Group Ильи Назарова, для России исламский банкинг также мог бы стать возможным вариантом обхода санкций для операций за границей. «То есть может существовать два варианта: переориентирование бизнеса на исламских партнеров и использование исламских банков по своему прямому назначению или сохранение отношений с европейскими партнерами с использованием исламских банков в качестве посредников», – рассуждает он.

«Эти организации также смогут предоставить возможности денежных переводов («хавала»), которые позволят получить эту услугу в странах, где функционируют исламские финансовые организации, как, например, Малайзия, Иран или арабские страны», – не исключает старший преподаватель департамента зарубежного регионоведения Высшей школы экономики (ВШЭ) Эльмира Имамкулиева. Заметим, система переводов «хавала» получила широкое распространение в Иране после того, как страну отключили от SWIFT. Она также обращала внимание на то, что российские экспортеры уже зачастую пользуются таким инструментом, как исламское страхование. «С точки зрения затрат и надежности нашим экспортерам это выгоднее, поэтому они пользуются, будучи абсолютно немусульманскими. Но экспортируют в мусульманские страны, например», – сообщила она.

Источник: https://www.ng.ru

Добавить комментарий