Как крупные мясные агрохолдинги адаптируются к новым вызовам времени

Категории НовостиОпубликовано

Производители российской свинины и раньше выступали против увеличения импорта, уверяя, что давно и прочно обеспечивают отечественный рынок нужным продуктом, качество которого зачастую превосходит иностранные аналоги. Сейчас мизерная доля импорта не волнует никого. Главы агропромышленных гигантов вынуждены констатировать: так быстро ситуация для них еще не менялась. Ответы на вопросы, как в ней жить и работать, представители бизнес-сообщества, чиновники и связанные с отраслью эксперты постарались найти вместе.

Мясная столица
Последствия наложенных на российских производителей санкций со стороны Запада стали главным вызовом и для животноводческих, и для мясоперерабатывающих предприятий. В Белгородской области, которая кормит мясом пятую часть страны, жесткие ограничения тоже ощутили.

Глава белгородского агрохолдинга “Агро-Белогорье” Владимир Зотов отметил, что иного пути, кроме как разобраться со всеми новыми вызовами, у отечественного АПК попросту нет. Он напомнил, что именно с белгородской земли начиналось движение к продовольственной безопасности страны. И несмотря на то что амбициозные планы белгородских аграриев тогда вызывали и снисходительную улыбку, сейчас здесь производят более 1,6 миллиона тонн мяса.

  • Свыше 900 тысяч тонн – только свинины, – уточнил Владимир Зотов.

О том, что отрасль по-прежнему вынуждена бороться с такими вызовами, как африканская чума свиней, представители агрохолдингов уже молчат. Более того, ожидаемого страха у них не вызывает даже потенциальная угроза срыва поставок оборудования для животноводческих комплексов, генетического материала, лекарственных препаратов и вакцин.

Генеральный директор Российского союза свиноводов Юрий Ковалев заметил, что полной независимости от импорта в условиях нынешней глобализации экономики не бывает. Определенного уровня самообеспеченности отрасль достигла по племенным материалам – все чистопородные животные располагаются сейчас на территории России. Высоки и показатели по информационным технологиям, оборудованию, премиксам. Он напомнил, что только белгородский завод обеспечивает 50 процентов рынка незаменимой аминокислоты – лизина. И странно, что больше никто не реализовал подобный проект.

Существуют сложности лишь с ветеринарными препаратами, в том числе с вакцинами. Эту часть отечественной фармации Юрий Ковалев назвал “бесхозной”: госструктур, которые бы отвечали за ее развитие и поддержку, пока нет. Тем не менее все иностранные компании, которые уже стали поставщиками необходимых препаратов на российском рынке, решили на нем остаться.

Все остальные сложности: логистические – к примеру, переход с морских путей сообщения на железнодорожные, – выбор новых систем платежей, требования поставщиков о предоплате, по словам Ковалева и его коллег, решаемы. Единственное, что беспокоит производителей мяса сегодня, – рынок сбыта.

Цены ползут
Перспективы экспорта российского мяса в нынешней ситуации весьма туманны. Естественно, большая часть свиноводов по-прежнему стремится завоевать азиатский рынок, в частности китайских потребителей. “Их много, и они могут заплатить”, – пояснял один из участников конференции.

Большая часть свиноводов по-прежнему стремится завоевать азиатский рынок
Однако важно, чтобы китайские партнеры приняли российскую регионализацию. Производители свинины уверены: если это случится, то не только барьеры для поставок станут едва ощутимы, но и риски прервать торговлю. Главы агрохолдингов обсуждают самый яркий пример отказа от регионализации: когда поставки из Германии были прекращены “из-за одного больного кабана”.

Как отмечает Юрий Ковалев, важно и то, каким будет спрос на свинину внутри страны. Он показывает, что прирост производства ежегодно составляет примерно пять – семь процентов. И таковой динамика останется в перспективе ближайших лет, ведь этот эффект обеспечат вложенные в развитие отрасли средства, в том числе кредитные.

  • Мы надеялись на рост внутреннего потребления, однако теперь видим риск снижения покупательской способности, – констатировал эксперт.

Себестоимость свинины растет. Еще несколько лет назад этот показатель составлял 65 рублей за кило, то сегодня – 105. И это цена без переработки, упаковки, транспортировки и прочих затрат. Юрий Ковалев отмечает, что значительную роль в увеличении себестоимости играют корма, в частности цены на зерно. Ввод экспортных пошлин, по его словам, в некоторой степени спасение для производителей мяса, ведь даже вертикально интегрированные холдинги, в состав которых входят зерновые компании с собственным земельным портфелем, не всегда в состоянии обеспечивать себя сырьем для кормопроизводства.

  • В показатель себестоимости в 105 рублей заложена цена зерна в 20 рублей за килограмм, – отметил Юрий Ковалев.

Еще один фактор, который продолжит влиять на цену мяса, – стоимость шрота. Значительная его часть импортируется на российский рынок.

Продавать – так сразу ужин
Пока производители думают над тем, как снизить себестоимость мяса в условиях молниеносных перемен, маркетологи составляют свой план действий. В непростых условиях потребитель начинает экономить. Выбор более дешевых видов продукции, отказ от красного мяса в пользу курицы, а то и от субпродуктов – все это риски мясной отрасли. Сейчас половина той же свинины продается исключительно в виде мяса, вторая идет в переработку, к примеру в колбасное производство. Какие перемены продиктует покупательский спрос через несколько месяцев – сказать сложно.

Еще один риск для производителя – закрытие популярных сетей общепита. Они закупали значительный объем мясной продукции у местных компаний и, к слову, называли это собственным конкурентным преимуществом. Теперь же, когда последние бургеры съедены, куда распределять освободившийся объем, еще предстоит найти.

Большая часть маркетологов советуют изучить особенности спроса той или иной аудитории. Хозяйки старой закалки до сих пор покупают охлажденное мясо впрок, сами лепят пельмени и котлеты. Молодежь предпочитает качественные полуфабрикаты. Ирландский маркетолог Гарриетт Джонстон рекомендует:

  • Продавайте сразу ужин. Продавайте семейные обеды, посиделки с друзьями.

Он не отрицает, что для этого зачастую потребуется кооперация, к примеру с производителями овощей. Среди белгородских агрохолдингов, специализирующихся на выпуске мясных продуктов, уже есть те, кто в собственных торговых сетях продвигает и консервированные овощные закуски, и хлеб по авторским рецептам, и даже продукты для домашних питомцев. Преимущество таких точек перед супермаркетами очевидно: лишнего здесь не купишь.

Об уходе популярных сетей общественного питания, по мнению Джонстона, жалеть российским производителям тоже не стоит. Популярный мем с трансформацией Макдоналдса в “Дядю Ваню” ирландский маркетолог считает худшим из возможных вариантов.

  • Не надо заниматься импортозамещением второго сорта, – уверен он. – Нужно сделать намного лучше, чем западные сети. Производители должны попросту стать комплексным источником мясной диеты для граждан страны. Чтобы, когда эти санкции отменят, никто в России и не подумал вернуться к иностранным продуктам.

В целом же всему тому, что выходит из производственных линий с пометкой “Сделано в России”, ирландский эксперт прочит большое будущее. Важно только делать продукт высокого качества для рядового потребителя, донося до него не столько цель производства, сколько миссию – сделать человека более здоровым, красивым и успешным.

Главный инвестор
На вопрос о том, за чей счет переформатировать производство и переработку мяса, в агропромышленных компаниях-гигантах знают ответ: для этого нужно будет выделить собственные бюджеты. Но где их взять в нынешних условиях? Белгородский сенатор Евгений Савченко, которого в отраслевом союзе теперь благодарят за поддержку строительства единственного в стране лизинового завода, предложил подсчитать прибыль отечественного свиноводческого комплекса и заработную плату его сотрудников.

“Не надо заниматься импортозамещением второго сорта”
Нехитрая арифметика: почти пять миллионов тонн российской свинины продается примерно по 120 рублей за килограмм в живом весе. Выручка составляет около 600 миллиардов рублей. Примерно две трети этой суммы уходят на производство мяса, составляют его себестоимость. Остальные 200 миллиардов – EBIDTA, а чистая прибыль – опять же по грубым подсчетам – 150 миллиардов рублей. Свиноводы, которые начали было сомневаться в расчетах, все же согласились: рентабельность производства сейчас – примерно 30 процентов. И это достаточно весомая цифра.

  • А что сделал президент Соединенных Штатов Рузвельт в 1929 году? Мы сейчас в ситуации, которая ничуть не проще, чем складывалась тогда в США. Он решил: с определенного момента все предприятия должны работать с рентабельностью 10 процентов, – привел пример Евгений Савченко.

Он отметил, что именно такой целевой показатель начали преследовать как поставщики сырья, оборудования, так и производители конечного продукта, и ситуация постепенно улучшилась. Таким образом, прибыль свиноводческого комплекса в описанных условиях составила бы 50 миллиардов рублей.

  • А сэкономленные 100 миллиардов рублей должны пойти на снижение цен и повышение заработной платы, – отметил Евгений Савченко и на втором моменте остановился подробнее. – Если сейчас заработная плата составляет 40 тысяч рублей, то довести ее надо до 80 тысяч рублей.

С удвоенной суммой дохода вырастет спрос на товары. В том числе и на свинину. А это как раз и позволит отрасли не только продержаться в сложные времена, но и развиваться дальше.

  • Главный инвестор сегодня – человек, – уверен сенатор.

Помимо этого Евгений Савченко порекомендовал уже работать над тем, чтобы углеродный след отрасли был как можно менее заметным: несмотря на перенос до 2025 года перехода АПК на углеродные рельсы, он призвал производителей не расслабляться, а уже сейчас обеспечивать себе возможность продажи углеродных квот. И конечно, заняться импортозамещением всерьез.

  • Есть у вас диалог по импортозамещению? К сожалению, еще нет, – отметил сенатор. – Вот вы получили 150 миллиардов рублей чистой прибыли и решаете, что вам нужно для работы. Материалы, которые необходимы для ежедневного ухода за оборудованием, материалы для планового предупредительного ремонта, ремкомплекты или в целом технологическое оборудование? Медпрепараты, вакцины, кормовые добавки, семена? Скажем, нужны семена сои – а сегодня 40 процентов ее семян мы получаем из-за рубежа. Берите на себя задачу по их производству.

Еще одной задачей для агропромышленного комплекса Евгений Савченко назвал сохранение устойчивости трудовых коллективов.

  • Люди должны себе позволить качественную жизнь. Сейчас начнет расти русская смекалка, раскроется творческий потенциал наших людей. Поддерживайте и вы его, фонды создавайте, – отметил он. – Капитализм закончился уже давно, и первый сигнал нам был уже дан – когда началась пандемия коронавируса. Музыки нет, а мы еще танцуем. Мы переходим на новую матрицу мироустройства. А значит, и экономика должна ей подчиниться.

Источник: https://rg.ru

Добавить комментарий