Эксперты: дополнительная поддержка животноводов создаст условия для стабилизации цен в РФ

Категории НовостиОпубликовано

Эксперты: дополнительная поддержка животноводов создаст условия для стабилизации цен в РФ

Генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев напомнил, что вся животноводческая отрасль столкнулась со стремительным удорожанием кормов

Дополнительная поддержка животноводов, оказываемая государством, создаст условия для стабилизации цен в России. Такую точку зрения журналистам озвучили эксперты мясного рынка.

Ранее в ходе совещания премьер-министра РФ Михаила Мишустина с членами правительства министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев сообщил, что для производителей мяса в 2021 году предусмотрены льготы на закупку кормов, объем финансирования которых составляет 10 млрд рублей.

«В условиях роста себестоимости производства скота и птицы дополнительная поддержка предприятий отрасли на закупку кормов очень своевременна. Она поможет ускорить темпы прироста производства и стабилизировать цены на мясо. Это особенно важно для сохранения устойчивости производства на малых и средних предприятиях отрасли», — считает руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

Он напомнил, что Россия полностью обеспечивает себя свининой и мясом птицы, снижается доля импорта в потреблении говядины. «Но надо и дальше снижать зависимость цен на внутреннем рынке от мировой конъюнктуры, использовать природно-климатический и инвестиционный потенциал, чтобы, отдавая приоритет внутреннему рынку, способствовать диверсификации российского экспорта, поставляя на мировой рынок животноводческую продукцию с высокой добавленной стоимостью», — сказал он.

Генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев напомнил, что в конце 2020 года стоимость зерна подскочила на 40-50% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. В результате вся животноводческая отрасль столкнулась со стремительным удорожанием кормов. Кроме того, себестоимость производства живых свиней все равно выросла на 25-30%. По мнению Ковалева, выделение животноводам дополнительных средств поможет снизить давление на стоимость мясной продукции из-за повышения себестоимости производства, а, значит, возникнут условия для стабилизации оптовых и потребительских цен.

Позиция птицеводов
Генеральный директор Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов отметил, что сейчас перед отечественной птицеводческой отраслью стоит очень важная задача: выстроить собственную племенную базу и обеспечить независимость от поставок импортного инкубационного яйца. Для этого многим птицефабрикам нужно построить собственные репродукторы, что потребует достаточно больших финансовых затрат.

«Поэтому дополнительная поддержка со стороны государства очень важна. Она позволит ускорить процесс модернизации наших предприятий. При этом многое уже сделано. Так, птицеводам предоставляются субсидии на строительство и модернизацию репродукторов первого и второго порядков», — сказал он.

Лахтюхов напомнил, что себестоимость произведенной продукции в значительной степени зависит от цен на корма. «Поэтому компенсация затрат на закупку кормов позволит скорректировать конечную себестоимость птицеводческой продукции, а субсидирование перевозки зерна в центр России поможет снизить стоимость кормов», — заключил он.

Источник: https://tass.ru

Власти Кубани совместно с учеными разработают базу данных высокопродуктивного поголовья

Категории НовостиОпубликовано

Власти Краснодарского края совместно с учеными Фонда поддержки научно-проектной деятельности «Национальное интеллектуальное развитие» в рамках подписанного ранее соглашения разработают базу генетических данных, в которой будет содержаться вся информация о высокопродуктивном поголовье. Об этом сообщил в своем Telegram-канале губернатор Вениамин Кондратьев в четверг.

«Девять сельхозпредприятий края в качестве эксперимента применяли биопрепараты Фонда. Благодаря этому хозяйства получили экологически чистый продукт, на который сейчас ориентируется покупатель. Для нас важно перейти от химических удобрений к биологическим. Необходимо использовать инновационные разработки и в животноводстве. Нужно не просто наращивать поголовье скота, а повышать его продуктивность, создавать свое племенное стадо. Для этого совместно с учеными разработаем базу генетических данных, в которой будет содержаться вся информация о высокопродуктивном поголовье», — написал Кондратьев.

Он также добавил, что в ближайшее время кубанские специалисты поедут на учебу в генетический центр «Курчатовского института».

Краснодарский край является основным аграрным регионом страны, эксперты неоднократно называли его гарантом продуктовой безопасности России. На Кубани в 2019 году было произведено больше всего молока в РФ — 313,5 тыс. тонн. Власти Краснодарского края, который входит в пятерку крупнейших производителей мяса, молока и яиц в РФ, планируют к 2024 году нарастить экспорт продукции животноводческой отрасли с 26 млн до 27 млн долларов благодаря национальному проекту «Международная кооперация и экспорт». В 2021 году субсидии на производство молока превысят 1 млрд рублей.

Источник: https://tass.ru

В Татарстане построят 10 новых молочных комплексов

Категории НовостиОпубликовано

В Татарстане в ближайшие два года построят 10 новых молочных комплексов на 10 тыс. голов крупного рогатого скота (КРС). Об этом «Ветеринарии и жизни» сообщили в Минсельхозпроде республики.

Помимо этого, в регионе в ближайшие два года продолжится реализация 16 инвестпроектов на 15 тыс. голов.

Например, ООО «Камский Бекон» реализует проект по строительству животноводческого комплекса на 6 тыс. коров.

ООО «ПМК» возводит вторую очередь молочного предприятия «Шинар», рассчитанного в целом на 2,4 тыс. голов (две очереди на 1,2 тыс. голов каждая).

ООО «Мир» продолжает работу по созданию комплекса на 1850 коров. Животноводы республики ставят задачу довести продуктивность коров до уровня 7000 кг молока в год на одну особь, сообщили в Минсельхозпроде.

Что касается обеспеченности кормами, в республике действует 21 кормоцентр. «На 2021–2022 год запланировано ввод в эксплуатацию еще около 18 кормовых центров с производительностью от 50 тонн в сутки», – добавили в министерстве.

Источник: https://vetandlife.ru

Как Монголия сумела обогнать Казахстан в производстве мяса

Категории НовостиОпубликовано

Представители нескольких крупных мясоперерабатывающих заводов Казахстана и Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» побывали в Монголии, чтобы изучить опыт соседей в развитии животноводства. За последние 30 лет эта страна сумела стать лидером в производстве баранины на Евразийском континенте, поэтому может рассказать как об успехах, так и о преодолённых сложностях, пишет Forbes.kz.

Сырье с избытком
В 1990 году Монголия имела поголовье мелкого рогатого скота всего 25 млн. В то же время в Казахстане было 35 млн овец. Прошло более 30 лет, и Казахстан сократил поголовье в два раза, до нынешних 18 млн. А Монголия — увеличила в три с половиной раза. Сейчас здесь только маточного поголовья овец 30 млн, коз – 27 млн. Плюс, каждый сезон появляется 45 млн молодняка, который отправляется на убой. По итогам 2018 года экспорт мяса из Монголии достиг исторического максимума – 54,9 тыс. тонн.

Кроме того, важно, что Монголия не просто нарастила численность скота, но сумела выстроить целую цепочку производства, переработки и экспорта экологически чистого мяса. Страна открыла новые рынки и смогла на них закрепиться.

Плюс к тому, очень большую часть прибыли Монголия получает за счёт товаров переработки с высокой добавленной стоимостью – кожаных изделии и кашемира.

Рахим Нагметов, директор мясопререрабывающего завода «Кублей» (Уральск), рассказал о том, что Монголия его впечатлила именно количеством скота. Благодаря этому у переработчиков нет проблем сырьём. Напротив, они могут выбирать партии по качественным характеристикам. Избыток предложения обеспечивает низкую себестоимость продукции и даёт конкурентное преимущество. Сейчас баранину из Монголии готовы покупать в любой точке региона, от Вьетнама до Ирана.

— В Монголии 102 мясоперерабатывающих завода, — отметил Рахим Нагметов. – Но даже этого мало – не хватает мощностей. В Казахстане ситуация прямо противоположная. Смотрите, у нас в Западно-Казахстанской области начитывается примерно 1 млн голов МРС, а также 600 тыс. голов КРС. Из них к убою пригодны по овцам в пределах 250 тыс., по быкам – 70 тыс. А мощность переработки нашего завода 20 тыс. тонн в год. То есть своим сырьём мы можем закрыть лишь 30% нашей потребности. Мы готовы обеспечить стабильный сбыт нашим фермерам по привлекательной цене – было бы что принимать!

С этим мнением согласен Берик Егембердиев, директор ТОО «Мерке Ет» (Жамбылская область), который отмечает мощную сырьевую базу. Это позволяет переработчикам чувствовать себя очень уверенно и активно работать на экспорт.

— В Казахстане для создания такой же сырьевой базы нам нужно в первую очередь увеличить маточное поголовье, — резюмировал Берик Егембердиев.

Основа всего
Численность населения Монголии – всего 3 млн человек, из которых 1,5 млн заняты в агропромышленном секторе – то есть в выращивании скота. Мясная отрасль — основная в экономике. При этом основу животноводства составляют небольшие семейные фермы. Всего в стране порядка 305 тыс. скотоводов с хозяйством от 300 голов до 5 тыс. Чаще всего ферму содержит одна семья.

— В наших условиях, возможно, будет что-то иное, — отметил Ербол Есенеев, директор департамента АПК НПП «Атамекен». — Да, на юге можно делать ставку на небольшие семейные фермы. А в тех регионах, где пастбища позволяют, это могут быть крупные фермы от 5 до 50 тыс. голов. Такая практика в Казахстане уже есть, и многие крупные предприятия показывают свою эффективность. Там, благодаря масштабу, проще обеспечивать породное преобразование и заготовку кормов.

Кстати, о породах. Казахстанцы обратили внимание, что у монголов нет «пунктика» на обязательном завозе племенного скота. (Этим вопросом уже много лет озабочено МСХ РК, вкладывающий огромные деньги в импорт поголовья КРС и связывающий именно с этим процветание отрасли). У монголов основа стада – аборигенный скот. Некоторые хозяйства пытались привозить французские породы — суффолк, дорпер. Но практика показала, что делать ставку на импортный скот нельзя. Ведь в жёстких климатических условиях «гости», во-первых, не показывают того, что заложено в их генетике. А во-вторых, зачастую просто не выживают.

— Единственный привозной скот, который они отметили по живучести, по мясным качествам – наш эдильбаевский баран, — рассказал Ербол Есенеев. — Он показывает хорошие результаты и у нас, и в Монголии. Ведь климатические условия у нас схожие.

Ещё один момент, который показал различие казахстанских и монгольских подходов, – сезонность отрасли. Монголы к этому относятся спокойно, считая естественной цикличностью, которую ломать нельзя. В Казахстане же считают проблемой и строят планы такого изменения производства скота, которое бы позволяло круглый год поставлять сырьё на переработку.

– Монголы к зиме прекращают забивать скот, а возобновляют в середине июня, — рассказал Арсен Керимбеков, директор центра агрокомпетенций НПП «Атамекен». — Считают, что забой в зимний период увеличивает себестоимость мяса и несёт урон экологической системе.

Особенно интересным оказался опыт страны в экспорте. Например, в Китай монголы не могут ввозить сырую баранину из-за распространения бруцеллёза. Выход нашли такой – мясо варят два часа, чтобы уничтожить риск бруцеллёза, упаковывают, охлаждают, замораживают – и отправляют в таком виде. Китайцы используют это мясо в полуфабрикатах, в той же лапше быстрого приготовления.

Кроме того, монголы сумели наладить производство на экспорт больших объёмов джерки – это кусочки сушёного мяса. Есть у них и порошок из мяса, который чем-то похож на бульон в кубиках, с тем лишь различием, что тут все натуральное.

Развитие производства и переработки мяса самым благоприятным образом отражается на внутреннем рынке. Полная его обеспеченность собственными фермерами позволяет держать цены на низком уровне. В рознице стоимость мяса в Монголии в три раза ниже, чем в Казахстане, порядка 800-900 тенге за килограмм.

— При этом мясо с костями там практически не продаётся – только мякоть, — отметил Арсен Керимбеков. – Кости извлекаются и используются также в переработке. Из них изготавливают костную муку, которая пользуется спросом в том же Китае.

Кстати, интересное ноу-хау монгольских мясокомбинатов – зимой они вывозят остатки мяса диким животным и птицам. Это позволяет накормить хищников и снизить количество потерь в стадах. Что называется, и волки сыты, и овцы целы.

Зона ответственности
Если говорить о влиянии государства на отрасль, то тут тоже огромная разница подходов. Если Минсельхоз Казахстана старается держаться как можно дальше от любых вопросов, не связанных непосредственно с выращиванием сельхозпродукции (переработка, логистика, рынки), то в Монголии аграрное ведомство даже в названии обозначает заинтересованность в переработке — Министерство сельского хозяйства и лёгкой промышленности. Этим подчеркивается значимость всей цепочки, вплоть до появления готовой продукции на полках магазина.

— В переработке шкур и козьего пуха роль государства очень высока, — отметил Ербол Есенеев. – Оно взяло на себя самое сложное – сумело создать систему заготовки сырья, при которой у фермера не болит голова о сбыте: главное — произвести. Кроме того, государство провело брендирование конечной продукции на мировом рынке. И теперь у всех ассоциация с кашемиром – это Монголия. Мы своими глазами видели, что толпы туристов едут туда именно для того, чтобы приобрести изделия из кашемира. А ведь это ещё и огромный плюс для развития туризма.

Государство сделало очень многое не только для переработчиков, но и для фермеров. Они освобождены от налогов, их обеспечивают пастбищами, на которых бесплатно бурят скважины для организации водопоя. Что касается социальной сферы, то дети фермеров живут и учатся в интернатах также бесплатно. Так что о будущем голова у животноводов, проводящих большую часть своей жизни на отгонах, не болит. Им остаётся только выращивать скот и осенью его сдавать по рыночной цене.

— Государство не лезет во все сферы, как у нас, — добавил Ербол Есенеев. — То есть там органы власти не касаются таких вопросов, как породное преобразование или заготовка кормов. Это рынок, он всё регулирует. Не будешь вести племенную работу – твой скот не будет устраивать переработчиков по качеству и ты не сможешь его сдать. Не будешь заготавливать корма – не обеспечишь нужный вес и достаточную рентабельность. Лишний контроль в этих вопросах не требуется.

В чём активно государство, так в борьбе со скотокрадством. За кражу до восьми голов предусмотрен огромный штраф. Свыше восьми – уголовная ответственность.

Учитывая накопленный опыт, в том числе и увиденное в Монголии, НПП «Атамекен» готовится провести масштабную работу по созданию долгосрочной программы развития отгонного животноводства. Есть множество предложений от всех заинтересованных сторон. Их предстоит сгруппировать, проанализировать и заложить в программу, обозначив целевые индикаторы и чёткие подходы по их достижению.

— Подходить нужно комплексно: от обеспечения кадрами до выделения пастбищ, — резюмировал Ербол Есенеев. — Мы должны выстроить такую систему, которая была бы очень устойчивой. И обеспечивала бы доходами людей при любых изменениях, обеспечивала бы преемственность этого бизнеса. Также эта отрасль должна стать интересна инвесторам – и внешним, и отечественным. Нам нужно принять план действий и двигаться по нему. Причём не год или два, а не менее 10 лет. То, к чему мы в результате можем прийти, мы увидели в Монголии.

Источник: https://knews.kg

Минэкономфин Кыргызстана спрогнозировал рост животноводства в 2022 году. Акцент на производство мяса в живом весе

Категории НовостиОпубликовано

В 2022 году в производстве продукции животноводства реальный прирост на уровне 2,3%. Об этом говорится в Среднесрочном прогнозе социально-экономического развития Кыргызстана на 2022-2024 годы.

Такой результат будет достигнут путем обеспечения благополучия эпизоотической обстановки в животноводстве по острозаразным болезням, увеличения в севообороте площадей многолетних трав и рационального использования кормового потенциала пастбищ, внедрения инновационных технологий в производстве.

При этом рост производства мяса в живом весе прогнозируется на 2,2% и увеличится по сравнению с предыдущим годом на 9,5 тыс. тонн, молока — на 2,5% с увеличением на 43 тыс. тонн, яиц — на 1,6% с увеличением на 9,1 млн штук, шерсти — на 1,1% с увеличением на 0,2 тыс. тонн.

В региональном разрезе прогнозируется рост объемов сельского хозяйства во всех регионах. Основную долю будут занимать Чуйская (25,1%), Ошская (19,2%), Иссык-Кульская (14,7%) и Жалал-Абадская (18,1%) области, суммарный вклад которых в развитие сельского хозяйства составит 1,8%.

Основными рисками в данном секторе являются:

  • неблагоприятные природно-климатические условия;
  • дальнейшее истощение генофонда, что приведет к снижению производительности сельскохозяйственных животных;
  • повышение цен на горюче-смазочные материалы в период проведения весенне-полевых, а также уборочных работ, в связи с нестабильной ситуацией на мировом рынке, а также волатильностью курса доллара;
  • плохое качество семенного материала при посеве, что повлияет на урожайность сельскохозяйственных культур;
  • нерациональное использование водных ресурсов при проведении ирригационных работ.

Источник: www.tazabek.kg

Бельгия утвердила запрет ритуального забоя скота по мусульманским и иудейским нормам

Категории НовостиОпубликовано

В четверг, 30 сентября, Конституционный суд Бельгии поддержал решение Европейского суда о запрете убоя животных без оглушения, вынесенное в декабре прошлого года.

Постановление было вынесено после обращения бельгийского суда в Европейский суд за разъяснениями по правильной интерпретации постановления ЕС № 1099/2009 о защите животных в момент забоя. Регламент разрешает ритуальный забой без оглушения, если он производится на утвержденных скотобойнях, но при этом оставляет возможность для стран-членов ЕС принять более строгие правила для защиты животных.

Бельгийская организация по защите животных GAIA (Global Action in the Interest of Animals) уже более 25 лет ведет кампанию за запрет ритуального забоя без оглушения в Бельгии. Запрет вступил в силу в 2019 году во Фландрии и Валлонии, но затем был оспорен соответствующими религиозными общинами на основании защиты принципа свободы вероисповедания.

Брюссельский столичный регион по-прежнему разрешает убой без оглушения, но продлится это, вероятно, недолго, если GAIA одержит победу в судах королевства.

«Это положит конец длительной юридической борьбе в пользу фламандского и валлонского запрета, единственная цель которого — избежать причинения научно доказанных и практически устранимых страданий во время убийства животных, без исключения для забоя, проводимого в религиозных целях», — отметил Мишель Ванденбош, президент GAIA.

Решение Европейского суда по правам человека, принятое в декабре в пользу фламандского запрета на ритуальный убой без оглушения, в целом приветствовалось организациями по защите животных, но вызвало протест среди защитников свободы религии в ЕС.

Представители иудейских и мусульманских общин расценили постановление как проявление лицемерия, поскольку оглушение не всегда проходит безболезненно и неизбежно причиняет страдания многим (если не большинству) из девяти миллиардов животных, ежегодно забиваемых в Европе. Кроме того, мясо диких животных, добытое на охоте, которое суд разрешил по «культурным» причинам, также поступает в свободную продажу и не подвергается никаким ограничениям.

НПО по защите животных также, или даже в большей степени, обеспокоены промышленным разведением свиней и кур в тесных помещениях, забоем оленей (в Швеции), условиями на бойнях, перевозками живых животных, разведением животных для получения меха, и это лишь некоторые примеры.

«Конечно, это разочарование для религиозных общин, но прежде всего это позор для нашей страны, — прокомментировал Йорам Йохан Бенизри, президент Бельгийской федерации еврейских организаций. — Мы вернулись к началу: неужели нам нужно признать, что охота разрешена по культурным причинам в этой стране, в то время как тысячелетнее присутствие евреев здесь не оправдывает подобного исключения? Какое моральное поражение для наших институтов. Но это еще не конец. Мы будем продолжать бороться юридическими и политическими средствами. Это вопрос принципов».

Источник: https://stmegi.com

В «Калачинское» прибыла первая партия племенного скота из Ленинградской области

Категории НовостиОпубликовано

Первая партия герефордов насчитывает 50 голов, а в планах — поступление около 3000. Площадка для размещения животных подготовлена: по периметру имеются секции для свободного выпаса скота, размещен корм и установлены поилки.

Для реализации проекта по развитию мясного скотоводства в хозяйстве создаются все необходимые условия. Возведены склад концентрированных кормов, конюшня, хозяйственный блок, установлен крематор, сконструировано уникальное оборудование для проведения ветеринарных работ «Коралл». Пробурено 57 водозаборных скважин, 27 из которых предназначены для питья животных и обеспечиваются электроэнергией от солнечных батарей. Скотники проходят подготовку для выработки навыков использования лассо, а аграрии предприятия заготовили необходимые корма.

Подготовка к началу работы откормочной площадки длится в хозяйстве уже год. Всего акционерное общество планирует строительство 4 откормочных ферм на 16 тысяч голов.

Для справки:

В рамках программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в Новосибирской области» сельхозтоваропроизводители могут воспользоваться 43 мерами господдержки, более половины из которых – региональные. Животноводческим предприятиям области возмещается часть затрат на приобретение молодняка, содержание товарного маточного поголовья, приобретение племенного скота, семени и азота, проведение диагностических исследований на лейкоз КРС, затрат на доставку приобретенных грубых, сочных и концентрированных кормов, на приобретение минеральных удобрений и средств защиты растений, приобретение технических средств и оборудования для сельхозпроизводства и ряд других мер.

Глава мясной ассоциации: «В борьбе с ростом цен победителей не будет»

Категории НовостиОпубликовано

С наступлением осени Россию вновь захлестнула продовольственная паника. Дорожает буквально всё, начиная от хлеба и заканчивая консервами для детского питания. В середине сентября в список добавилось куриное мясо, яйца свинина. Как уровень бедности населения влияет на восприятие цен, какие факторы угрожают продовольственному рынку и почему россиянам не стоит паниковать, —​ об этом и многом другом в интервью NEWS.ru рассказал руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

Россиянам необходима адресная продовольственная помощь
— В середине сентября Минпромторг провёл очередное совещание, на котором обсуждались меры по сдерживанию роста цен. На ваш взгляд, такая практика полезна для мясной отрасли?

— Была бы полезна, если бы мы больше говорили о том, как снизить административную и финансовую нагрузку на бизнес, стимулировать инвестиции в увеличение объёмов производства, развивать взаимовыгодные отношения между производителями товаров и розничной торговлей в интересах потребителей. Если же мы обсуждаем искусственное сдерживание цен, то это бесполезно и даже вредно. Если власти установят фиксируемую цену на востребованный продукт, многие потребители перебросят своё внимание на подешевевший товар. Предложение же чисто физически не сможет компенсировать искусственно завышенный спрос, и все равно дешевого товара всем не достанется. Да и производить его станут меньше. Кому хочется нести убытки? Это бесполезный метод борьбы.

— Вы разделяете опасения Минпромторга по поводу повышения цен на куриное мясо и яйца?

— Всё относительно. Многое зависит, от какой временной точки мы будем делать отсчёт. На коротком промежутке этого года, конечно, цены на мясо кур заметно выросли. А то, что цена не менялась предыдущие пять лет, уже все позабыли. Между тем это стало одной из причин сегодняшней динамики цен: производителям было невыгодно инвестировать в увеличение производства. Поэтому я бы, скорее, говорил, что цены поднялись до уровня, обеспечивающего минимальную рентабельность продаж.

— Какие факторы, на ваш взгляд, вызвали рост розничных цен?

— Корма для птицы и скота состоят из множества ингредиентов — это зерно, соевый шрот, растительные масла. Помимо этого, в рационе питания также есть витаминные и минеральные добавки, важнейшие аминокислоты. Корма же составляют в себестоимости птицы от 60% до 70%.

— Есть ли другие причины роста цен?

— Конечно. Взять хотя бы упаковку, подорожавшую на 40–60%. Заметно — на 10–20% увеличилась стоимость транспортировки. Дорожают ветеринарные препараты, оборудование для птицефабрик, нужно повышать зарплату сотрудникам, потому что мы испытываем дефицит рабочей силы.

И одна из основных причин — высокий спрос на эту доступную продукцию на фоне снизившегося предложения. Сегодня даже из-за границы трудно привезти больше птицы — цены выросли везде, с производством тоже не так все хорошо.

— Почему рынок не может обеспечить необходимые объёмы предложения?

— В первом полугодии Россия с трудом восстанавливала производство из-за птичьего гриппа, поразившего большую часть поголовья и инкубационные фабрики. Что касается свинины, то здесь негативным образом сказалась африканская чума свиней (АЧС). С конца прошлого года уничтожено без малого 800 тысяч свиней. Несколько крупных свинокомплексов выбыли их строя почти на год.

Новые заносы африканской чумы на свинокомплексы — большая беда
— Насколько сильно этот вирус ударил по рынку?

— Очень заметно. Темпы роста производства в текущем году существенно уступают нашим прогнозам. Причиной стала тяжелейшая ситуация, связанная с АЧС. Так, в конце 2020-го — начале 2021-го в России забили 600 тысяч домашних свиней. Но что более важно, очаги вируса распространились на промышленные предприятия, что привело к закрытию крупных ферм от полугода до года. С 2008-го по конец 2020 года было уничтожено примерно два миллиона свиней. Сейчас же за год с небольшим мы можем лишиться одного миллиона голов. Это в итоге понизит наши прогнозы производства примерно на 150–200 тысяч тонн свинины. Это и потеря большой части инвестиций и выделенной господдержки. Ну, есть и другие неопасные для человека заболевания свиней, которые негативно влияют на производственные показатели.

— Какие показатели сложились к настоящему времени?

— Если в начале текущего года производственная прибавка была порядка 3% по сравнению с 2020-м, то сейчас только 1,5%. Всё дело в новых заносах АЧС на индустриальные свинокомплексы. Это большая беда. Мы недостаточно работаем с населением, которое в большинстве своём нарушает всевозможные ветеринарные правила домашнего содержания животных.

И, конечно, большой вопрос у нас остаётся к Минприроды и охотхозяйствам, некоторым региональным властям, которые уже не первый год тормозят депопуляцию дикого кабана в регионах с активным свиноводством. В итоге за последний месяц мы получили несколько заносов АЧС на фермы, в результате чего снова будет уничтожено более 150 тысяч свиней. Я не хочу сказать, что причиной заноса во всех случаях был контакт с инфицированным объектом в дикой природе, но очевидно, что это один из основных каналов распространения вируса.

— Что бы стало выходом из тяжёлого положения?

— Кардинальное улучшение работы всех органов власти, обеспечивающих эпизоотическое благополучие российских регионов. Споры же между ведомствами по методам борьбы с АЧС приводят к ещё большей потере свиней.

Российскому птицеводству нужен возврат к льготному кредитованию
— Производители курицы пострадали в большей степени, чем потребители?

— Потребителю сейчас непросто, ведь цены растут на всё. Но он может изменять свою корзину потребления, адаптировать её к новой реальности. Какой выбор у птицефабрики? Себестоимость производства бройлера за год в среднем выросла на 20–30%, где-то больше, где-то меньше. Не весь этот рост компенсировался повышением цен. Небольшие птицефабрики в итоге стали закрываться. А какой у них выбор?

— Какие ещё трудности возникают у производителей мяса?

— Определённые сложности возникают на рынке кредитования. Взять денежные ссуды у банков стало дороже из-за повышения ключевой ставки ЦБ. Хорошо, что Минсельхоз России расширил господдержку в виде льготных оборотных кредитов. Но инвестиционные кредиты, в том числе на модернизацию и расширение производства придётся брать по рыночным ставкам.

— С чем была связана приостановка льготной программы кредитования?

— За последние 15 лет в российское птицеводство было инвестировано почти 600 миллиардов рублей. На определённом этапе птицеводческая отрасль пришла к выводу, что птицы в России стало достаточно много, а предложение существенно начало опережать спрос, что приводило с стагнации и даже снижению цен на фоне роста себестоимости производства. Дальнейшее стимулирование наращивания мощностей стало бы для отрасли опасным. В случае серьёзного перепроизводства при ограниченных экспортных возможностях и при отсутствии перспективы заметного роста внутреннего потребления это привело бы к банкротству предприятий. В итоге было принято разумное решение, отказаться от льготных инвестиционных кредитов.

К тому же и коммерческие кредиты стали более-менее доступны. Сейчас же ситуация кардинальным образом изменилась. Ключевая ставка быстро растёт, за ней повышается стоимость коммерческого кредитования. Если цены будут искусственно регулироваться сверху, то никакой банк не выдаст производителям кредит, заранее понимая, что гарантий возврата кредита не будет, да и доказать цифры в бизнес-плане будет невозможно.

— То есть возврат к льготному кредитованию стал бы выходом из ценового продовольственного кризиса?

— Вполне возможно. Надо провести глубокий анализ тенденций на рынке России и в мире, спрогнозировать спрос на мясо птицы на 10 лет вперёд, оценить состояние отрасли в целом, ведь многие птицефабрики строились пусть и не в советское время, но всё же 10–15 лет назад. Если судить по сегодняшней ситуации, льготные инвесткредиты, пожалуй, могли бы стать одним из механизмов ускорения привлечения новых инвестиций не столько даже в строительство новых объектов, сколько в глубокую модернизацию всего комплекса. При таком развитии произошло бы наращивание птицеводческого производства, объёмы которого в настоящее время существенно уступают ажиотажному спросу.

Хотелось бы быстрее достичь баланса спроса и предложения. Однако пока этому не способствует ни сокращение поставок из Белоруссии, ни ввоз мяса птицы из дальнего зарубежья. Цены выросли на большинстве доступных нам рынков, да и COVID-19 ударил по мировому птицеводству. Поэтому на данный момент главной задачей является стимулирование внутреннего производства, только эта мера стабилизирует цены.

Климатическое регулирование в сельском хозяйстве станет катастрофой
— Хоть кто-то из участников производственной цепочки получит выгоду от возможной заморозки цен?

— Нет. В этой бессмысленной борьбе победителей не будет — в минусе окажутся и производители, и потребители, и государство, и вся экономика. История про административные методы борьбы с ростом цен не нова — ещё в 20-е годы прошлого века Феликс Дзержинский написал на эту тему брошюру «Борьба с ростом цен». А решил многие проблемы с дефицитом продовольствия, чёрным рынком и ценами объявленный Лениным переход к новой экономической политике — НЭП. Кто-то, возможно, помнит лозунг Бухарина, адресованный крестьянам: «Обогащайтесь!» Это было ровно 100 лет назад. А спустя 70 лет СССР развалился из-за другого — нерыночные цены привели к острейшему продуктовому дефициту, глубокому социальному кризису. В Советском Союзе говядина была дешёвой. Она была дешевле варёной колбасы, что нонсенс само по себе. И то, что мы считаем по-прежнему, что говядина должна быть доступной для всех, что цены на нее должны быть низкими, и привело к потере 60% поголовья: за 30 лет оно упало с 58 млн до 18 млн голов. Невыгодно крестьянам держать крупный рогатый скот.

— Почему?

— Во всём мире это дорогой продукт при средней окупаемости производства 12–15 лет. Производство говядины в мире стагнирует и составляет менее 20% от производства всех видов мяса. В плане вреда жёсткого госрегулирования цен можно привести пример Аргентины. Эта страна регулярно использует ограничения на экспорт говядины, вводила предельные цены на этот товар в рознице. В результате мы стали свидетелями массовых выступлений фермеров, острых форм протеста, столкновений гаучо с полицией. Не желая производить в убыток, фермеры забивают скот. И инфляция достигает 50%. В соседней же Бразилии нет никаких барьеров для ведения животноводческого бизнеса. В итоге там растёт сельское хозяйство, а вместе с ним и ВВП.

— РФ тоже совершила успехи в области сельского хозяйства…

— Да. За последние 15–20 лет сельское хозяйство в России росло огромными темпами. В итоге в сжатые сроки РФ стала одним из главных экспортёров продовольствия. Важным же фактором этого «аграрного чуда», как называют наше развитие АПК за рубежом, стал заложенный при министре Алексее Васильевиче Гордееве принцип долгосрочной рентабельности производства, разумной и сбалансированной государственной политики в области таможенного-тарифного регулирования, эффективные меры господдержки. Только в животноводство было вложено 1,3 трлн рублей. Сейчас же, пытаясь решить важные, но краткосрочные задачи, мы можем увлечься госрегулированием, отказываясь от рыночных методов управления сельским хозяйством. Последствия ошибочных решений могут иметь долгосрочный негативный эффект.

— Что еще представляет угрозу темпам развития АПК?

— Наша активная поддержка глобальной климатической повестки. В проектах некоторых документов уже предусматривается более жёсткое регулирование сельхоздеятельности в целях снижения выбросов парниковых газов и СО2. Заметьте, ЕС сельское хозяйство практически вывело за рамки борьбы с углеродным следом, а мы уже бежим впереди планеты всей. Давайте смотреть на факты. В ЕС 147 млн свиней, 90 млн голов крупного рогатого скота на территории в четыре раза меньше территории России. В нашей стране свиней всего 27 млн, КРС — 18 млн. Разве нам разумно сокращать наше поголовье? Пусть ЕС, США, Бразилия сокращают, а мы должны только наращивать, чтобы обеспечить белком растущее население планеты. Конечно, мы обязаны соблюдать обоснованные природоохранные требования и в массе своей мы это делаем. Но давайте не будем стрелять себе в ногу. Кстати, на днях Голландия объявила, что сократит своё поголовье скота на 30 млн голов. Это маленькая Голландия, где вообще не ясно, где весь этот скот находится. Но России-то это зачем? Мы должны удвоить производство мяса. Вот тогда и вопросов про цены возникать не будет. Еще раз подчеркну: необоснованная «климатическая нагрузка» неизбежно приведёт к сокращению производства и росту цен. Главным проигравшим вновь станет потребитель.

— Подходы меняются, а результат всё ещё оставляет желать лучшего…

— Да. Многие забывают про тот факт, что российское сельское хозяйство активно поглощает углекислый газ. Согласно данным Росстата ежегодный объём поглощения составляет 500 млн тонн СО2 эквивалента. Мы же как обычно скатываемся в область новомодных течений, пытаясь бежать впереди паровоза. Если у нас в стране начнут предлагать сократить поголовье крупнорогатого скота, то эти люди должны понимать, что ведут планету к белковому расизму, настоящему продовольственному апартеиду, когда натуральное мясо и другие продукты питания станут доступны только для сверхбогатых. Это тупиковый путь для всего человечества.

Источник: https://news.ru

Около 90 голов крупного рогатого скота привезли на волоколамское предприятие из Дании

Категории НовостиОпубликовано

Крупный рогатый скот в количестве около 90 голов прибыл из Дании в Московскую область, сообщает пресс-служба Министерства сельского хозяйства и продовольствия региона.

«Порядка 90 голов крупного рогатого скота привезены из Дании на подмосковное предприятие «Шульгино» Волоколамского городского округа. Дальний путь они перенесли отлично. Более 50 нетелей и 35 быков абердино-ангусской и герефордской пород мясного направления привезены для разведения и улучшения генофонда», — сообщил министр сельского хозяйства и продовольствия Подмосковья Сергей Воскресенский.

После проведения клинического осмотра и проверки сопроводительных документов животные были поставлены сотрудниками государственной ветеринарной службы Рузской ветеринарной станции на карантинную площадку.

«Ветеринарные специалисты провели противоэпизоотические мероприятия и наблюдают за состоянием здоровья крупного рогатого скота. Ежедневный клинический осмотр, диагностические исследования, вакцинация проводятся с целью предотвращения проникновения на территорию региона опасных инфекционных заболеваний. Сейчас животные соединены с основным стадом предприятия», — отметил Воскресенский.

Предприятие «Шульгино» является первым в России органическим многопрофильным хозяйством с общей площадью 4,5 тыс. га. В декабре 2019 году предприятие получило статус племенного хозяйства. На данный момент здесь насчитывается более 2,1 тыс. голов крупного рогатого скота.

В Нидерландах задумали сократить на 30 млн поголовье скота

Категории НовостиОпубликовано

Чтобы уменьшить вредное загрязнение аммиаком, голландские политики рассматривают планы заставить сотни фермеров продать и сократить поголовье скота. Об этом 9 сентября писала газета The Guardian.

После того, как в 2019 году высший административный суд Нидерландов признал, что правительство нарушает законодательство ЕС, недостаточно делая для сокращения избыточного азота в уязвимых природных зонах, страна борется с тем, что она называет «азотным кризисом».

Ограничения скорости в дневное время были снижены до 100 км/ч на автомагистралях для ограничения выбросов оксида азота, строительные проекты, связанные с выбросами газа, были остановлены, и новый закон обещает, что к 2030 году в половине охраняемых природных территорий должен быть здоровый уровень азота.

В настоящее время государственные служащие Министерства финансов и сельского хозяйства разработали предложения, которые включают сокращение поголовья скота на 30%, один из самых радикальных планов такого рода в Европе. Два предлагаемых сценария включают в себя принуждение некоторых фермеров продавать права на выбросы и даже свои земли государству, если это необходимо.

Нидерланды имеют одну из крупнейших в Европе отраслей животноводства, с более чем 100 миллионами голов крупного рогатого скота, кур и свиней. Он также является крупнейшим экспортером мяса в ЕС.

«Мы-относительно небольшая страна с большим количеством жителей, промышленности, транспорта и сельского хозяйства, поэтому мы достигаем пределов того, что может принять природа», — сказал Руди Буис, представитель министерства сельского хозяйства.

«Для нас существует высокий уровень срочности в решении проблемы азотных соединений. Это означает, что в ближайшем будущем должен быть сделан выбор».

Но идея экспроприации или принудительной продажи из-за климатического кризиса является политически спорной в стране, где через шесть месяцев после всеобщих выборов несколько партий пытаются сформировать правительство меньшинства.

Во время парламентских вопросов во вторник временный министр сельского хозяйства Карола Шаутен подтвердила, что принудительная продажа прав на выбросы или земли была последним средством среди рассматриваемых мер.

«Нет, я не хочу избавляться от фермеров, — сказала она. — Я действительно думаю, что в некоторых местах компании не могут продолжать свою деятельность, и поэтому мы должны обеспечить, чтобы у нас были необходимые правила».

Защитники окружающей среды приветствовали эти планы, заявив, что это может привести к тому, что подобное произойдет во всей Европе. «Это шаг в правильном направлении, — сказал Брэм ван Лиер, участник кампании в Нидерландах Друзей Земли. — Мы бы сделали больше для выкупа фермеров и оказания им помощи в переходе к устойчивому сельскому хозяйству».

«Азотный кризис очень серьезен в Нидерландах, но также очень высокое осаждение азота наблюдается, например, в Германии и Бельгии. Я думаю, что их огромные промышленные фермы также должны быть выкуплены, чтобы соответствовать Директиве [ЕС] о среде обитания и защите природы».

Но фермерские группы уже потратили месяцы, блокируя дороги тракторами в знак протеста против других предложений по ограничению выбросов аммиака из отходов животноводства, и многие категорически против.

«Экспроприация — плохая идея», — сказал Витсе Соннема, глава отдела по связям с общественностью Нидерландской сельскохозяйственной и садоводческой организации (LTO), которая предложила план финансирования инноваций в сельском хозяйстве и добровольного переселения или закрытия ферм.

«Во-первых: из принципа. Это захват земли правительством, который не соответствует хорошему управлению. Другая причина очень практична: экспроприация занимает от пяти до семи лет, прежде чем вы получите результаты, и во многих случаях дольше. У нас нет этого времени, и, конечно, оно намного дороже».

Некоторые стороны говорят, что добровольный подход имеет важное значение. Дерк Босвейк, представитель по сельскому хозяйству Христианско-демократического призыва, входящего в потенциальную коалицию, сказал: «Выбросы соединений азота должны значительно снизиться… но есть несколько способов их сокращения: расширение, что означало бы увеличение площади земли для скота, переселение или добровольный выкуп фермеров вблизи природных заповедников и инвестиции в инновации».

«В Нидерландах уже наблюдается сокращение сельскохозяйственного сектора на 3% в год, многим фермерам не на кого опереться, и прогнозируется, что через 10–15 лет 40-50% в любом случае остановятся. Планы принудительной экспроприации … являются катастрофическими для поддержки и доверия к правительству».

Несмотря на несогласие в парламенте, эксперты-юристы отмечают, что закон о введении такой политики, связанной с климатом, уже существует. Жак Слейсманс, профессор права экспроприации в Университете Радбуда Неймеген, сказал, что в большинстве европейских стран действуют такие законы. «В Нидерландах… при экспроприации режим компенсации очень щедрый», — добавил он.

«Я не уверен, сколько стран смотрят друг на друга, но для решения этих проблем нужно провести черту по всей Европе, иначе они просто переедут в другую страну и сделают то же самое там. Окружающая среда не останавливается на границах».

Марьян Миннесма, директор организации Urgenda, неправительственной организации, которая выиграла судебное дело, чтобы заставить правительство Нидерландов сократить выбросы парниковых газов, сказал, что действия экологов, вероятно, приведут к дальнейшим действиям правительства в будущем.

«Я боюсь, что это действие не потому, что правительство понимает, что оно делает недостаточно — я бы хотела, чтобы они это поняли, — а потому, что их принуждают суды, — сказала она. — Я думаю, что судебные дела станут движущей силой новых действий в ближайшие годы».

Источник: rossaprimavera.ru