Красноярские крестьяне заявили о проблемах со сбытом мяса

Категории НовостиОпубликовано

Владельцы личных подсобных хозяйств (ЛПХ) в Красноярском крае заявили о проблемах с продажей мяса скота из-за очередей на бойнях, которых в регионе всего 31. Причиной стало письмо ветслужбы региона для краевых учреждений ветеринарии, разъясняющее положение регламента Таможенного союза от 2011 года и, как посчитали участники рынка, фактически вводящее в регионе запрет на продажу мяса скота, забитого на домашних подворьях. Фермеры заявили, что эти требования ранее к ним формально не применялись, а их внезапное вступление в силу стало «настоящей катастрофой». Минсельхоз края заверил, что меры по приему мяса с ЛПХ ужесточаться не будут, а ограничения для крестьян действовали всего несколько дней. Депутаты намерены обсудить обращение в Правительство РФ с предложением изменить федеральное законодательство для владельцев ЛПХ.

Заместитель руководителя службы по ветеринарному надзору Красноярского края Владимир Винтуляк 25 ноября подписал и направил своим подчиненным — главам краевых учреждений ветеринарии — документ, в котором указал, что забой домашнего скота для продажи возможен «только на убойных пунктах малой и средней мощности». Фактически господин Винтуляк привел в письме положения технического регламента Таможенного союза от 2011 года и приказа Минсельхоза России от 2014 года. «По сути, требования эти действовали еще с 2011 года. И, слава богу, до 25 ноября никто не спешил их выполнять, понимая, что это приведет к социальному взрыву»,— пояснил председатель комитета по делам села и агропромышленной политике заксобрания Красноярского края Владислав Зырянов. Он отметил, что письмо фактически послужило «выстрелом» для введения запрета на подворный забой скота. При том что накануне Нового года, когда наступают холода, селяне начинают бить скот, надеясь заработать хоть какие-то деньги к праздникам, сказал депутат. На вопрос „Ъ-Сибирь“, почему это письмо появилось именно сейчас, Владимир Винтуляк не ответил.

Через несколько дней после того как письмо было разослано, в социальных сетях и местных СМИ появились обращения владельцев домашних хозяйств, которые заявили о невозможности «записаться» на забой скота из-за нехватки специализированных пунк­тов. По их данным, очередь растянулась на один-два месяца.

Руководитель отделения Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России в Красноярском крае Людмила Кумышева также отметила, что требование регламента Таможенного союза на запрет «домашнего» забоя скота «до последнего момента игнорировалось властями». По ее данным, предусматривался предварительный осмотр ветеринаром животного и заготовленного мяса в местном ветпункте с выдачей сопроводительных документов на экспертизу и проставкой клейма, которое давало право реализации мяса без ограничений. Край оказался не готов к фактическому введению этих требований — нужен был «переходный период», чтобы создать условия для их выполнения, а затем ужесточать правила, считает она.

По ее словам, в Красноярском крае, где населенные пункты зачастую расположены на расстоянии от 50 до 150 км друг от друга, большой проблемой является вопрос доставки скота до убойных пунктов: «Отсутствуют скотовозы. Крестьянину в копеечку влетит транспортировка. Это сделает для мелких фермеров скотоводство невыгодным». Выходом, по мнению эксперта, могли бы стать «мобильные передвижные бойни», вопрос создания которых поднимался еще в 2016 году на встрече фермеров с властями региона, но так и остался нерешенным. В то же время госпожа Кумышева согласна, что эпидемиологическая обстановка в крае и в стране обязывает соблюдать ветеринарные требования. Если в крае будет достаточно предприятий, производящих забой и переработку, то фермеры только выиграют: это избавит их от затрат на утилизацию отходов, хранение охлажденного мяса и стимулирует выстроить равномерный откорм и круглогодичный сбыт продукции, говорит она.

«То, что происходит сегодня, — настоящая катастрофа,— считает депутат заксобрания Красноярского края Борис Мельниченко.— Мы сокращаем внутренний валовой продукт — доходность и налоги муниципальных образований, которые поступают не с подворного забоя, а с тех покупок, которые могут себе позволить сельчане, продав мясо». Он считает необходимым создать условия для того, чтобы люди держали у себя скотину и выращивали овощи: строить овощехранилища и создавать пункты убоя. Эта инфраструктура, по его словам, сегодня практически отсутствует. По мнению господина Мельниченко, в нынешних обстоятельствах формируются условия для роста фальсификата: «Лишая людей в селе возможности заработать копейку, мы сами теряем возможность получать качественный натуральный продукт. Очевидно, что все эти правила по забою пролоббированы крупными агрохолдингами, чтобы уничтожить конкурентов в лице личных подсобных хозяйств и традиционного сельхозпроизводства». Господин Мельниченко рассказал, что ему из районов поступает информация о том, что народ «волнуется» и «начинает шуметь».

Региональный минсельхоз пояснил создавшееся положение дел на пресс-конференции 1 декабря. Первый замминистра сельского хозяйства и торговли Красноярского края Александр Походин сообщил, что ситуация «вышла за пределы многих регионов, стала активно обсуждаться в СМИ». По данным господина Походина, жители не могли продать заготовленное на подворьях мясо только два-три дня, а «с сегодняшнего дня все нормально». Замминистра заверил журналистов, что процедура забоя в итоге никак не изменилась.

Он отметил, что мощностей по забою скота в регионе действительно недостаточно: малых и средних из них всего 31. «Конечно же, обеспечить качество забоя проще и правильнее на специализированных пунк­тах, но ситуация такова, что край наш очень большой и закрыть всю территорию такими пунктами сложно. Мы не можем подобного рода условия создать для населения, поэтому та система, которая существует сегодня, остается, но мы понимаем, что нужно двигаться дальше»,— сказал он. По словам замминистра, накануне губернатор Александр Усс, подключившийся к решению вопроса, обсуждал возможность компенсации затрат кооперативов по созданию «мобильных передвижных боен». По данным Алексанлра Походина, на ЛПХ приходится 28% от общего объема продаж свинины в крае, остальное — мясо промышленного производства.

Господин Зырянов сообщил, что вопрос с продажей «домашнего» мяса будет 6 декабря «в срочном порядке» рассмотрен депутатами заксобрания, также, если это решение поддержат депутаты, краевое заксобрание обратится к Правительству РФ с просьбой «отменить подобную дискриминирующую крестьян норму» и внести соответствующие изменения в федеральное законодательство.

Источник: https://www.kommersant.ru

Добавить комментарий