Новости

30.09.20

Казахстан: пандемия подстегнула внутренний спрос на баранину

Заниматься овцеводством в Казахстане по-прежнему выгодно, несмотря на пандемию. В этом году баранина made in KZ стала цениться даже больше, чем прежде. «Обычно после приобретения нашей баранины покупатели вырезали курдючный жир, который составляет 20-25% туши барана. То есть курдюк никто не покупал. В этом году из-за пандемии курдюк не вырезался, поскольку бытует мнение, что он помогает при пневмонии», – рассказал в интервью корреспонденту «Капитал.kz» глава Национальной ассоциации овцеводов Казахстана Shopan-ata Алмасбек Садырбаев. Во время беседы он сообщил, за какое время могут окупиться инвестиции в этот бизнес и что мешает овцеводам по-настоящему процветать.

– Алмасбек, вы сказали, что овцеводством заниматься прибыльно. Звучит хорошо.

– Это высокорентабельный бизнес, что подтверждает рейтинг Всемирного банка, который отражает, насколько прибыльна та или иная отрасль животноводства. Первое место в нем занимает птицеводство, второе – свиноводство, третье – овцеводство, четвертое – коневодство. Птицеводство лидирует, потому что для выращивания курицы достаточно 45 дней. Но в то же время запуск птицефабрики требует огромных средств. Свиноводство не развито в нашей стране, так как многие казахстанцы не употребляют это мясо из-за религиозных убеждений. То есть если бы рейтинг составлялся в Казахстане, думаю, овцеводство заняло первую строчку.

– Сколько в Казахстане овцеводческих хозяйств?

– У меня нет точных данных. По моим оценкам, в этой сфере занято около 1-1,2 млн казахстанцев. В ауле практически у каждой семьи есть овцы, у кого-то их 5, у кого-то 50. Сложно подсчитать число тех, для кого овцеводство – это бизнес. Но могу с уверенностью сказать, что личные подсобные хозяйства производят около 50% баранины от общего объема производства.

– Сколько необходимо овец, чтобы зарабатывать на них?

– Если предприниматель готов сам пасти овец, то рентабельно начинать со 100 голов овец. Если же у него есть ресурсы, то желательно начать с 300 овец. Одна овцематка обойдется в среднем в 50-55 тыс. тенге. Получается, что 300 голов будет стоить 15 млн тенге.   

– Насколько быстро окупятся эти инвестиции?

– Они отобьются через три года.

– Могут ли наши овцеводы покрыть потребности внутреннего рынка в баранине?

– Конечно, они уже обеспечивают этим мясом 102% внутреннего рынка. Избыток баранины экспортируем.

– Казахстан экспортирует ощутимый объем баранины в ОАЭ.

– Верно, основными потребителями нашей баранины являются ОАЭ, а также Иран, Катар и Россия. В прошлом году мы нарастили поставки овец в Узбекистан. Всего в 2019 году было экспортировано 3 тыс. тонн баранины, но из-за пандемии этот показатель просел в несколько раз. В этом году в лучшем случае экспорт составит 300 тонн. Самыми крупными мировыми производителями баранины являются Австралия, Судан и Новая Зеландия.

– Какие рынки, кроме ОАЭ, Ирана и Катара, являются для нас перспективными?

– Рынок Турции, но мы его пока не освоили. Турецкая сторона готова приобрести баранину по выгодной для наших фермеров цене. Россия – тоже интересный рынок. Но там востребована мраморная баранина, а мы ее почти не производим. Чтобы зайти на рынок Китая, мясо должно соответствовать высоким критериям, поэтому на данный рынок очень сложно попасть. В то же время КНР не самая удачная площадка. Ведь там у экспортеров покупают баранину по низкой цене, она может быть на 30% меньше рыночной. Это невыгодно для наших овцеводов. В Казахстане всего 4 мясоперерабатывающих хозяйства, которые соответствуют требованиям Китая к убою скота (КРС). Но они пока не вышли на рынок Поднебесной.

– Ценится ли казахстанская баранина?

– У нас специфичная баранина, в ней преобладает жир – для наших экспортеров это минус. Но многие из них закрывают на это глаза и покупают баранину, потому что она органическая. На мировом рынке большим спросом пользуется мраморная баранина: там меньше прослойка жира. Поэтому и ценится австралийское мясо.

Обычно после покупки нашей баранины покупатели вырезали курдючный жир, который составляет 20-25% туши барана. То есть курдюк никто не покупал. В этом году из-за пандемии курдюк не вырезался, поскольку бытует мнение, что он помогает при пневмонии.

– Есть ли у вас данные, сколько баранины в среднем потребляет один  казахстанец?

– До пандемии этот показатель составлял 6,4 кг в год. Во время COVID-19 потребление выросло в несколько раз, так как баранина способствует укреплению иммунитета. В результате цена на это мясо с 1,7-2 тыс. тенге взлетела до 3 тыс. тенге.

– Для того чтобы начать овцеводческий бизнес, где лучше покупать баранов и овцематок?

– Маточное поголовье лучше покупать там, где планируется открыть ферму. Это важно, потому что местные аборигенные типы овец уже адаптированы к климатическим условиям той местности.

Поэтому тем, кто планирует заняться овцеводством в Казахстане, лучше приобретать овец у нас в стране. А вот если предприниматель хочет получить высокопродуктивных ягнят, для случки лучше использовать импортных баранов-производителей. В этом случае ягнята даже в трехмесячном возрасте будут давать на 30-40% мяса больше, чем те, кто был выведен от местных пород баранов. Баранов-производителей лучше покупать в Европе, США, Австралии.

– Насколько иностранные бараны-производители дороже местных?

– Они очень дорогие. У нас в Казахстане бараны-производители стоят около 70-100 тыс. тенге, импортные: от $600 до 1,5 тыс. Цена на них будет зависеть от генетических характеристик. Мы своего барана, породы гемпшир, на аукционе реализовали за 1,3 млн тенге. На эти средства можно было бы приобрести табун лошадей.

– Ранее вы заявляли, что одна из проблем на рынке овцеводства – дефицит откормочных площадок. Если они появятся, как это повлияет на рынок?

– Действительно, у нас в стране дефицит откормочных баз для овец. Они необходимы, чтобы обеспечить взрывной рост производства и экспорта баранины. В каждом областном центре желательно разместить по две откормочные площадки. За счет этого фермеры смогут поддерживать свой скот в нужной кондиции. Это будет способствовать улучшению качества мяса. Ранее, для того чтобы сертифицировать откормочную площадку и иметь шанс получить финансирование для нее, фермеру нужно было иметь 20 тыс. голов скота. Мало кто из фермеров мог позволить себе создание такой площадки. С помощью обращения нашей ассоциации в Министерство сельского хозяйства РК удалось снизить эту планку до 5 тыс. голов. И спустя 20 дней после вступления в действие этой поправки была зарегистрирована первая откормочная площадка в Алматинской области, скоро откроются и другие.

Еще одна из проблем – недостаток финансовых ресурсов. «КазАгро» не выполняет возложенные на него функции. Получить финансирование через этот институт практически невозможно, так как все процессы получения займа затягивались. Некоторые фермеры по полгода ожидали одобрения заявки на кредит. И поэтому считаю решение объединить «КазАгро» с НУХ «Байтерек» оправданным. Мы уверены, что госструктура, которая появится вместо «КазАгро», должна предоставлять гарантии фермерам. Этот инструмент позволит им получить дополнительные ресурсы.

– А есть ли проблемы в сфере обработки шерсти, шкур?

– Это наша боль. В Казахстане работает только один завод по первичной обработке шерсти в Шымкенте: ТОО «Шымкент-Кашемир». С ним сотрудничают 3 тыс. овцеводов. В этом году из-за пандемии Китай перестал покупать у завода обработанную шерсть. В результате цена на это сырье заметно снизилась. Завод обратился в «КазАгро» и банки за финансированием. Представляете, ему было отказано, хотя у завода были залоги и контракты с Китаем, Италией и Японией на поставку шерсти. Это абсурд. И большинство овцеводов, чтобы поддержать предприятие, бесплатно сдавали шерсть. Ведь если завтра ТОО «Шымкент-Кашемир» обанкротится, мы похороним переработку шерсти в стране.

Сфера обработки шкур находится в плачевном состоянии. Из-за закрытия внешних границ экспорт шкур был заморожен. Таким образом, рынок обработки шкур, объемом 20 млрд тенге, обвалился. Сейчас шкуры гниют у фермеров, им некуда их реализовывать. Те 4 завода по переработке шкур, которые работают в Казахстане, сговорились и в разы снизили цену на шкуры. Фермерам стало невыгодно продавать шкуры на внутренний рынок, а эти 4 завода остались без сырья.

– Может ли кооперация решить проблемы с финансированием, дефицитом откормочных баз?

– Конечно, кооперация необходима нашим фермерам. Наша ассоциация также занимается объединением фермеров и ЛПХ. За счет этого мы осуществляем консультации фермеров по грамотной селекционной работе, повышаем компетенции овцеводов, помогаем им получить господдержку. Ведь для того чтобы получить госресурсы, фермеру нужно иметь от 300 голов скота. Но ведь у нас есть и более мелкие хозяйства, которые также нуждаются в поддержке. А скооперировавшись, мелкие хозяйства тоже могут рассчитывать на субсидии, господдержку. С помощью этих ресурсов они смогут развиваться, заниматься селекцией. Но наша конечная цель – объединить всех фермеров для создания откормочных площадок для овец. Эту нишу стоит развивать. Если инвесторы увидят в ней потенциал, они станут вкладывать в откормочные площадки. Если такая площадка рассчитана на 5 тыс. овец, в нее нужно вложить 175 млн тенге.

– Как будет развиваться АПК в ближайшее время?

– Думаю, Казахстан будет постепенно диверсифицировать экономику, переориентироваться на развитие сельского хозяйства. Из-за пандемии многие в правительстве поняли, что нефть, золото – это исчерпаемые ресурсы и следует делать упор на развитие животноводства, растениеводства.

Источник: https://kapital.kz



Комментарии (0):


Для добавления комментариев необходимо войти на сайт, используя свой логин и пароль.


Поиск по сайту